Если бы не Ленин со своими большевиками, то Россия стала бы самой могучей и процветающей в мире страной

 

февральская революция 1917 года. Кто чуть уничтожил Россию – 1

 

Именно с таким «поздравлением» утром 7 ноября выступил на государственном канале «Россия-24» выдающийся историк современности Н. Сванидзе. Потом были интервью и разномастные шоу на которых целый день либералы рассказывали о том, какими невиданными темпами в начале двадцатого века росла экономика Российской империи, как сыто и счастливо жил народ, как почти победили в Первой мировой войне, но тут пришёл злой Ленин с коммунистами и всё разрушил.

День 7 ноября достойно завершил длинной проникновенной речью господин Станкевич, который клеймил преступный коммунистический режим, который принёс столько страданий народу, который украл у россиян всё самое хорошее, в том числе и победу в Первой мировой войне. И поздравил россиян с тем, что «мы уничтожили этот режим и больше никогда не допустим его возрождения».

Кстати, этой идее, что всё испортил Ленин с большевиками, лет чуть меньше, чем самой Октябрьской революции. Ещё в двадцатых годах прошлого века бежавшие после социалистической революции из России либералы начали страдать по упущенным замечательным возможностям. Такие деятели как В. Маклаков, М. Карпович, Н. Астров создали целую либеральную концепцию потерянных по вине большевиков невиданных возможностей.

В частности Астров писал:

Ещё какой-нибудь десяток лет, и Россия стала бы непобедимой, могучей и уравновешенной в своих внутренних силах. Она выходила уже на путь правового порядка, свободной самостоятельности и свободного развития своих производительных сил.

Видимо начитавшись Астрова, Сванидзе и создал в начале девяностых эпохальный фильм-сказку про Россию, которую мы потеряли.

 

Давайте начнём с самого простого – с украденной победы в Первой мировой войне. Если бы не Октябрьская революция, если бы не Ленин, то мы бы…, в общем зажили.

Эта тема стала особенно актуальной в последние дни в виду визита Путина в Париж на слёт участников той войны. Если бы не большевики, то и Путину было бы уютнее с бывшими союзниками по «Антанте», а так не совсем удобно получилось – подвели «братьев по оружию», вышли в одностороннем порядке из войны, сепаратный мир с немцами подписали. В общем, подкузьмили большевики нашему президенту….

 

А был ли у России шанс оказаться в лагере победителей? У Российской империи такой гипотетический шанс безусловно был, а у России, после февраля 1917 года, появились совсем другие возможности.

Нам уже много лет твердят, что предатели-большевики распропагандировали и развалили армию, увели целые воинские части с фронта, а уже потом, в виду отсутствия армии, начали сепаратные переговоры. И всех предали. И союзников, и свой народ.

Только господа либералы отчаянно не хотят признавать, что с февраля по октябрь страной «рулили» именно представители либеральной и всякой прочей «интеллигентской» шушеры.

И «Приказ № 1» издали не большевики, а именно дорогие их сердцу братья-либералы. Большевиками тогда ни в «Петросовете»,  ни в либеральном правительстве даже и не пахло. А «Приказ № 1» не больше и не меньше, как упразднял в армии единоначалие. Со всеми вытекающими последствиями: отказ выполнять приказы (в том числе и боевые), расстрелы офицеров, солдатские комитеты разных уровней и массовое дезертирство. Уже летом 1917 года с фронта ежедневно дезертировало более 10 000 человек, а к сентябрю 1917 года дезертиров было более 2 миллионов человек.

Кроме «Приказа № 1», который должен был, за счёт демократизации, усилить боеспособность армии, победившие либералы занялись чистками в армии – были уволены все командующие фронтами, практически все командующие армиями и ещё почти 300 генералов. И эта чехарда с назначениями/увольнениями продолжалась до самого октября.

Например, из армии был уволен генерал Юденич, который по праву считался самым успешным генералом Первой мировой войны (Юденич выступил против «демократизации» армии и был уволен военным министром Керенским). Был уволен и всемирно известный (без всякого преувеличения) генерал Брусилов.

А на места боевых генералов и офицеров назначались «свои» верные генералы.

Кроме «Приказа №1» была принята, в мае 1917 года, «Декларация прав солдата», которая фактически разрешила солдатам заниматься политической деятельностью и узаконила «Солдатские комитеты». Именно благодаря «временной» власти в России появился «комитетский класс» — это новое демократическое революционное сословие, состоящее, в основном, из унтер-офицеров, которое фактически управляло армией.

«Большевизация» того, что раньше называлось армией, началась в сентябре — октябре 1917 года. А к этому времени армии у России, стараниями либералов, уже не было. Были группы вооружённых людей в военной форме, которые непонятно кому подчинялись.

Кто-то серьёзно думает, что такая армия могла ещё год полноценно воевать на фронтах Первой мировой войны? А какой упущенной из-за большевиков победе тут можно говорить? Тем более, что в тылу дела были ещё хуже, чем в армии.

 

Церковь, которая была одним из столпов имперской России, царя-батюшку предала. Синод большинством голосов (за исключением отсутствующего митрополита Питирима) «выразил искреннюю радость по поводу наступления новой эры». В этой новой эре всё церковное имущество, ранее бывшее под рукой царя и государства, передавалось батюшкам в персональное управление. Очень демократично и либерально. А главное – выгодно. И церковь поддержала надвигающуюся на православных вакханалию.

 

В первые же дни после Февральской революции были распущены полиция и жандармерия. И была создана новая «народная милиция». В новую милицию полицейских на службу не брали – против бывших служащих жандармерии и полиции начались репрессии. Параллельно с роспуском «правоохранительных органов» была объявлена амнистия. Амнистировали не только «политических», но и уголовников. И к лету страну просто захлестнула уголовщина. И очень часто этой «уголовщиной» занимались сотрудники вновь созданной демократической милиции.

Свой вклад в развитие бандитизма внесли и дезертиры, которых было почти два миллиона. Эти бывшие солдаты, с оружием на руках, оказались вне закона. И очень быстро, при полном отсутствии правоохранительной системы, нашли способ добывать хлеб насущный.

Для борьбы с бандитизмом по всей России начали создаваться вооружённые отряды, которые подчинялись Советам разных уровней, или вообще непонятно кому подчинялись, но объявляли себя властью на подконтрольных территориях.

 

А чем занималось Временное правительство? Распустив полицию, либералы моментально создали «Чрезвычайную следственную комиссию для расследования должностных преступлений царских министров и высших чинов». Эта комиссия занималась не столько преступлениями царского правительства, сколько имуществом царской семьи и имуществом «царских министром и высших чинов», поскольку всё это имущество подлежало конфискации в пользу государства. Как мы видим, либералов во все времена отличает безмерная любовь к чужому имуществу, особенно если есть возможность это имущество «перераспределить» или как-то приватизировать.

 

Подвергся реформам и весь аппарат государственного управления. При этом реформы вылились в замену царских чиновников и служащих на «своих» проверенных товарищей (слово товарищ вошло в обиход именно после Февральской революции. Удивительно, что современным либералам оно так не нравится). Кроме того, аппарат обильно разбавили представителями советов, профсоюзов, партий и общественных организаций. По сути, был создан аналог Солдатских комитетов с предсказуемым результатом – сначала двоевластие, а потом хаос и паралич государства.

 

К лету 1917 года в «национальных окраинах» окрепли и успешно работали такие «организации», как: Украинская центральная рада, Кубанская рада, Мусават, Союз горцев, Дашнакцутюн и т.д. Независимости потребовали Финляндия и Польша. 10 июня 1917 года о своей независимости объявила Украинская Центральная рада. 9 августа 1917 года в Томске было принято постановление «Об автономном устройстве Сибири» — был утверждён бело-зелёный флаг нового государства.

С мая 1917 года на территории Урала была создана «Уральская область».

Сегодня проще сказать, какая из территорий бывшей Российской империи к сентябрю 1917 года не заявила о своей независимости и автономности.

 

А либералы во Временном правительстве в это время были заняты очень важным делом – делили посты и портфели. Три состава правительства потрудились настолько ударно, что госдолг России за шесть месяцев вырос вдвое (до 60 млрд рублей), половина заводов и фабрик встали, в крупных городах начались перебои с топливом и продовольствием. Именно во время самого демократического правительства в России появились продовольственные карточки. И «продразверстки» придумали не большевики, а февральские либералы. Именно после Февральской революции у крестьян попытались отобрать продовольствие и именно тогда появилось само слово «продразвёрстка», и идея опустошить закрома у крестьян во имя счастливого будущего.

В результате «демократизации» имперской России к лету 1917 года у страны уже не было армии и флота, была уничтожена правоохранительная система, промышленность по большей части парализована, все бывшие «национальные окраины» и часть бывших российских губерний объявили о своей независимости. По всей стране стачки, забастовки, протесты.

А в июле свободолюбивые демократы начали расстреливать мирные демонстрации.

В августе главнокомандующий Корнилов попытался совершить военный переворот.

Большевиков обвиняют в том, что они не захотели дождаться созыва Учредительного собрания, которое стало бы….

 

февральская революция 1917 года. Кто чуть уничтожил Россию – 02

 

1 сентября 1917 года Керенский, который не пожелал ждать, когда соберётся и что ещё решит Учредительное собрание, объявил о создании Российской Республики. Без всякого собрания. Временное правительство республику утвердило.

Можно ещё долго вспоминать, что и как сделали со страной либералы после февраля 1917 года. Но уже перечисленного выше вполне достаточно, чтобы понять – к Октябрю 1917 года России, как страны, уже не было. И никакого счастливого процветающего будущего у проживающего на этой территории народа быть не могло.

Очень точно ситуацию описал Г.М. Катков:

С другой стороны, думская оппозиция (и интеллигенция) в своём противостоянии власти и Николаю II ещё с осени 1916 года впали в безответственную и губительную для страны истерию, которая дошла до пика к февралю 1917 года.

С течением времени кампания обличений обрела почти истерический характер; клевета и безответственные обвинения сыпались в адрес всех тех, кто отказывался поддерживать оппозицию на внутреннем фронте. … До начала весеннего наступления оставалось несколько недель, и можно было надеяться, что патриотический подъём отвлечет внимание от внутренних раздоров. Если бы царь и правительство твёрдо держались ещё несколько недель, то игра Прогрессивного блока и общественных организаций была бы проиграна. … Это, очевидно, ясно было всем участникам событий, хоть никто в том не признавался. … Систематическая подмена этого страха (в котором оппозиционеры не смели признаться даже самим себе) другим, патриотическим, о котором можно было говорить вслух, напоминает механизм образования снов. И в самом деле, во многих отношениях (ослабление морального контроля и контроля разума, роль фантазии и словесного символа) психология (февральской) революции 1917 года имеет немало общего с психологией сновиденья.

А сто лет спустя оказалось, что всё это, описанное выше, сделали Ленин и большевики. Какие большевики? У большевиков даже маленького шанса не было, если бы власть в стране не попала в ловкие ручонки либералов. Большевики пришли на руины того, что ещё полгода назад было одной из величайших мировых империй.

 

Получается, что очень хорошо, почётно, а главное выгодно, быть либералом. Особенно, если народ российский опять «повёлся» на лживые обещания и посулы тех, кто кроме как красиво обещать и много воровать, ничего не умеет.

Воровать и разрушать, а потом бежать из этой страны к «нашим партнёрам» и писать про упущенные блестящие возможности.

 

Вы обратили внимание на то, что хроника либеральных побед от февраля 1917 года – это какое-то дежа вю для 90-х годов. Развал армии и системы управления страной, криминализация общества через уничтожение милиции, спецслужб и т.д., планомерное уничтожение промышленности, выдавливание из состава страны «национальных окраин», безудержное воровство «элит», стремительное обнищание населения.

Просто после СССР наследство осталось более серьёзное, чем после Российской империи – есть ещё на чём играть в демократию. Потом в стране завелись непонятные либералы-патриоты во главе с Путиным, которые любят и деньги, и родину. И пока они решали, что любят больше и в каких пропорциях, страна как-то замерла перед дальнейшим сползанием к вершинам либерализма. Теперь, судя по всему, и «эти» с приоритетами определились – либеральные ценности окончательно победили патриотизм и здравый смысл.  

Если история повторится, а она такие шутки любит, то нас, после торжества и разгула либеральных идей, как самый лучший вариант, ждёт «новый Ленин», ещё один Октябрь, Гражданская война с обязательной интервенцией (а эти «наши партнёры», как только кровь почувствуют, обязательно делить припрутся), и новые воспоминания либералов о том, как замечательно жила Россия с 90-х годов, про великих Горбачёва и Ельцина, гениальнейших экономистов Чубайса и Гайдара…

А какие гарантированные у России были перспективы стать первой экономикой мира, какой бы она стала могучей, правовой, с самыми передовыми демократическими ценностями. 

И как нехорошие злые люди снова пришли и лишили либералов счастливого будущего. А они, либералы, в очередной раз, тут совершенно ни причём. «Не виноватая я. Он сам пришёл».  Психология больного сновидения.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *