Суверенитет России невозможен без «левого поворота»

Россия и левый поворот

«Левый поворот» сегодня – это не возврат в СССР, а отказ от либеральной модели экономики с её «невидимой регулирующей рукой рынка». Это усиление реальной роли государства в экономике, индустриализация страны и создание рабочих мест, развитие внутреннего спроса, самостоятельная кредитно-денежная политика, социальная направленность стратегии развития государства.

Граждане крайне негативно отреагировали на назначение Путиным на должность премьер-министра Медведева, а последующие назначения в российское правительство вызвали, мягко скажем, негативную реакцию  обществе. Суть негативной реакции – Путин обещал «рывок» в экономике, а с новым-старым составом правительства надеяться на какие-то глобальные изменения в стране достаточно сложно. Тем более на прогнозированный многими аналитиками и экспертами логичный «левый поворот» во внутренней политике, без которого  сегодня вообще наивно говорить о России, как о суверенном государстве.

Ради объективности нужно признать, что произведённые Путиным рокировки в правительстве существенно сократили влияние либеральных кланов на экономическую политику государства. Однако, «сокращение влияния» — это ещё не разворот и даже не  поворот. Можно ли сегодня говорить о том, что никакого поворота не будет, или ещё остаются какие-то надежды для сторонников перемен в политике нашего государства?

Ожидаемой революции не случилось и это факт! Для сторонников резкого революционного поворота хочется сказать, что писать про революции и рассуждать о революции всегда интересно. А вот жить во времена революции весьма хлопотно. Революция, в общем, не состоялась. Однако, существует ряд объективных моментов, которые сегодня игнорировать нельзя.

Первый момент – это личность самого Путина. Этот человек поднимался к вершинам власти буквально с самых низов, интуитивно и на ощупь, не имея для движения вверх ни необходимых знаний, ни жизненного опыта. Для людей, которые двигаются по лестнице власти вверх характерна просто маниакальная осторожность. История знает много примеров, когда «выскочки из народа» начинали рисковать на восхождении к власти и эту власть теряли даже на самых первых этапах восхождения. Опасно рисковать и на вершине власти – очень велика цена ошибки. Путин это если не знает, то интуитивно чувствует и без особой нужды играть на обострение не будет. Для него рискованная игра — это только реакция на изменение ситуации в негативную сторону.

Второй момент – это логическое следствие из момента первого. На Мюнхенской конференции в 2007 году и на Валдайской конференции в 2014 году Путин упрекал  коллективный Запад в невыполнении условий «вассального договора», который был заключен между западными элитами и российскими либералами в 90-х годах (в соответствии с этим договором Россия добровольно отказывалась, в частности, от разработок в области военных технологий и военной техники, и приняла на себя обязательства жёстко следовать в фарватере западной либеральной финансово-экономической политики). Из этих речей Путина можно сделать вывод, что президент уже считает, что риски от одностороннего выполнения условий этого договора Россией, при полном игнорировании условий этого договора Западом, несёт более высокие риски, чем выход России из этого договора.

Отказ от соблюдения условий «вассального договора» очевиден, но сегодня неизвестно, какие альтернативные варианты развития России рассматриваются Путиным.

Даже для начинающего экономиста очевидно, что экономика страны может развиваться либо с ориентацией на внешний рынок, либо с опорой на внутренний рынок. В условиях продолжающейся политики санкций против России, грядущих торговых войн на мировых рынках, только безумец может ориентировать страну исключительно на внешние рынки (а экономика России сегодня практически полностью ориентирована на экспорт). А поворот экономики на внутренний рынок невозможен без этого самого пресловутого «левого поворота». Как минимум такой поворот должен случиться в финансово-экономической политике для формирования внутреннего спроса, которого сегодня в стране фактически нет. Следующим  минимумом станет избавление от глобально засилья импорта хотя бы в стратегически важных для страны областях.

Третий момент – «левый поворот» может случиться, но случится он в каком-то неопределённом будущем. Путин, в своём последнем предвыборном обращении, достаточно ясно сказал, что Россия больше не будет следовать условиям «вассального договора» 90-х годов и в подтверждении  своих слов продемонстрировал образцы новой военной техники. Если от выполнения важной части договорённостей 90-х годов Россия отказалась, то логично было бы ожидать и более решительных действий по возврату страны к экономическому суверенитету,             особенно в части финансово-экономической политики.

В отличии от большой группы россиян, западные политики послание Путина поняли правильно – тут же в Великобритании «отравились» Скрипали, коллективный Запад активизировался в Сирии, пошла военная техника и вооружения на Украину, родились новые пакеты санкций. «Наши партнёры» Путину поверили и прочитали готовность к реформам в экономике России.

Удивительно то, что сегодня Запад сам толкает Россию к «левому повороту», поскольку действующие санкции и санкции планируемые, исключают успешное функционирование российской экономики в либеральной рыночной модели. И что дальше?

Дальше Владимир Владимирович демонстративно убирает из правительства самых «либеральных либералов», что совсем не говорит о изменении курса, а скорее является очередным сигналом для Запада (последним, так сказать, предупреждением). А пока Центробанк полностью контролируют либералы и в правительстве нет людей, которые могли бы предложить хоть какую-то альтернативу либеральному курсу.

Не всё так однозначно и с назначением Кудрина на Счётную палату. Кудрин очень сильно не любит Медведева, а по этой причине будет с огромным энтузиазмом контролировать «успехи» правительства. А учитывая кудринский характер можно предположить, что о выявленных «успехах» автор «Кудриномики» будет  регулярно оповещать общественность, чем гарантирует скандалы и праведный народный гнев.

А где же левый поворот?

Можно предположить, что изначально Путин никаких разворотов, поворотов и «суверенной России» не планировал – «партнёры» своими действиями буквально заставили Путина как-то реагировать. Возможно, в 2007 году в Мюнхене и в 2014 году на Валдае, Владимир Владимирович хотел только попугать Запад возможными последствиями их похода на Восток. Не было никакой стратегии, а просто Запад «достал» своим хамством. Слово не воробей… Хотел Путин или не хотел, а фактически стал заложником ситуации если не 2007 году, то в 2014 году точно.

А теперь у него есть всего два варианта. Можно выйти к экранам телевизоров, как это сделал первые президент России Ельцин, и сказать: «Я устал и я ухожу!». И предложить стране «хорошего приемника, который продолжит моё дело». Например, Чубайса или того же Кудрина. Со всеми вытекающими для Путина последствиями. И не только персонально для Владимира Путина, но и для всех членов своей семьи. Последствия такого шага для Путина и Ко., без всяких вариантов, будут фатальными. И запад не простит, и у народа может возникнуть большое желание справедливого возмездия.

Вариант № 2 – это уже взяться за реальные реформы и в соответствии с политическим курсом, который фактически изменился, начать изменения и в финансово-экономической политике. А тут изменения возможны только и исключительно в сторону «левого поворота». Для новой экономической политики потребуется новая команда, которая выработает программу, потребуется найти исполнителей для новой экономической программы Путина (НЭПП или НЭП -2), поскольку теоретики редко бывают хорошими исполнителями, приступить к реализации.

Это процесс не одного дня. А потом, «левый поворот» — это движение, которого лично Путин хотел бы избежать любой ценой. И он будет ещё тянуть время, надеяться на западный разум, пытаться найти альтернативу, которой сегодня просто нет.

Стараниями «партнёров» на Западе и российской либеральной команды президент поставлен перед неприятным выбором, из которого у него, как человека разумного, фактически выбора нет: или в небытие, или «левый поворот».

Проблемы и риски – они остаются и их будет много. Но если ты оказался в горящем самолёте, то единственный вариант спасения, как бы плохо ты не относился к парашютному спорту, – это прыжок с парашютом.  Все остальные варианты вариантами не являются, но сулят такие грандиозные проблемы и катаклизмы…

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. GEORG:

    Не способен уже Путин на «левый поворот»!! Именно из-за «первого момента»! Как-то видел очень подробное фото Путина — смертельно уставший человек, глаза поблекшие, лицо всё в мелких морщинах! Такое впечатление, что повторит спич Ельцина:….»устал……..»!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *