Легендарный советский танк КВ-1

 

тяжелый танк КВ-1 - 01

Когда в июне 1941 года тяжёлый танк КВ-1 появился на поле боя, то стало понятно, что все танки нацисткой Германии вдруг превратились в «противопехотные» и танка, который может эффективно противостоять на поле боя русскому КВ, у немцев просто нет.

Большинство авторов, которые берут на себя труд писать о этой машине, много и со смаком пишут о недостатках танка. Дописались до того, что «танк появился, как результат любви советского руководства к созданию бронированных гигантов, которые были абсолютно бесполезны в бою и годились только для парадов на Красной площади». Вот с этим бредом я точно не могу согласиться.

Действительно, КВ-1 имел свои недостатки и был далёк от абсолютного идеала танка, каким он видится многоопытному теоретику компьютерных танковых боёв. А если вернуться на реальное поле боя, то совсем неплохо было бы вспомнить, что разработка танка, практически с нуля, началась в конце 1938 года. А 22 июня 1941 года началась война. Меньше двух лет прошло от чертежей и калек до первого настоящего боя.

Для справки: знаменитый «Тигр» немцы начали разрабатывать в 1937 году, «Пантеру» — в начале 1938 года. «Тигр» поступил в войска в 1942 году, а «Пантера» — в середине 1943 года. И эти танки, особенно «Пантера», имели огромное количество технических недоработок, достаточно часто выходили из строя по техническим причинам и многие машины были просто брошены своими экипажами при наступлении Красной Армии из-за технической неисправности.

И никто не написал, что это были плохие танки, которые были созданы гитлеровцами исключительно из любви к монстрам, которые должны были доказывать величие Третьего Рейха.

Я думаю, что лучше всего о том, каким был танк КВ-1 на поле боя расскажут те, кто на этих танках воевал или те, кто эти танки видел в бою. Я собрал некоторое количество воспоминаний ветеранов той войны о танках КВ.

 

Боевое применение танков КВ-1

 

тяжелый танк КВ-1 - 02

 

Из воспоминаний генерал-майора А. Егорова (в июне 1941 года – командира 63-го танкового полка).

Рота танков КВ под командованием старшего лейтенанта А. Хорина, совершив обходной манёвр, отрезала врагу путь к отступлению.

Танк командира роты вёл воентехник 2-го ранга В. Дмитриев.

Пытаясь выручить попавшие в окружение подразделения, противник непрерывно бомбил боевые порядки роты, но танкисты закрыли люки и усилили огонь по гитлеровцам.

Видя, что противотанковые орудия одно за другим гибнут под гусеницами стальных гигантов, не причиняя им вреда, окружённые вызвали танки. Один из них сразу обстрелял танк Хорина. Снаряды рвались впереди, сзади и на броне танка. Хорин хладнокровно подвёл угольник под башню немецкого «Т-III» и нажал на спуск. Пушка врага смолкла и немецкий танк попытался выйти из под обстрела. После второго выстрела КВ немецкий танк загорелся.

И тут же по танку Хорина из рощицы ударила самоходная пушка «артштурм», был сбит сигнал и оторвано крыло правого борта. После ответного выстрела танка «КВ» самоходка осела, развалив борта.

На шоссе Львов-Буск всюду следы панического бегства противника, артиллерийские расчеты спешно устанавливают противотанковые орудия. Танки Хорина уверенно набирают скорость, идут на сближение с противником, чтобы заставить его авиацию или прекратить бомбёжку, или бомбить вместе с советскими танками и свою пехоту. Пулемётные очереди, как гребёнки, метут рожь, в которой прячутся немецкие пехотинцы. Гитлеровцы бросают машины, оружие, сдаются в плен. Государственная граница снова в руках советских войск.

24 июня 1941 года в районе Луцк-Ровно-Броды германские войска, пытаясь пробить дорогу на Киев, ввели в бой большое количество танков. Началось пятидневное танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовали тысячи танков. И вот что впоследствии вспоминал частник этих боёв офицер-танкист Г. Пенежко:

Утром я получил задание доставить пакет командиру корпуса. На пути в штаб корпуса, свернув в селе Крупец с шоссе на полевую дорогу, Микита остановил машину – мы услышали какой-то гул. Не пойму, откуда он. Впереди, к селу Ситно – чистое поле ржи, на шоссе никакого движения. Всматриваюсь в опушку леса, что в полукилометре от нас. На опушке стелется сизый дымок. Что это такое! Ведь там у шоссе штаб Рябышева!

Внезапно из леса стрелой вылетают танки «БТ»: один, второй, за ними несётся развёрнутый в боевую линию строй остроносых быстроходных машин. Они летят по ровному полю вдоль шоссе, ныряют в волнах ржи.

— Наши идут в атаку! – с восторженной дрожью в голосе крикнул Никитин. – Ну и лихо идут!

И он вылезает на башню, весь подаётся вперед, чтобы не пропустить ни одного движения атакующих.

— Такого мы ещё не видели! – кричит он мне.

С радостно бьющимся сердцем я поднимаюсь к нему.

Однако где же противник? Слева – ровное поле, оно окаймляет виднеющиеся вдали сады и крыши села Ситно. Там тихо и спокойно. Только вверху, в солнечной голубизне, что-то вдруг случилось: как будто разошлись густые чернила. Гигантские фиолетовые ленты прочерчивают небо, изгибаются над нашими атакующими танками.

— Вот гидра, пустила чернила, — ворчит Гадючка. – Ну, теперь держись хлопцы, налетят стервятники! – Он с досадой махнул рукой и скрылся в свой люк.

И у меня защемило сердце. Осматриваюсь, настораживаюсь. Слева, оттуда, где всё брызжет солнцем, доносится грохот, кажется, что там сбрасывают листовое железо и близко от нас свистит снаряд, пролетающий в сторону леса.

Всё ясно. Гитлеровцы в селе Ситно. Огнём с места они встретили они нашу атаку. Теперь не слышно отдельных выстрелов – они слились в оглушительные раскаты.

Вот уже наши танки отделяет от села только узкая полоска ржи. Несколько танков застыло на бегу. Одни горят, другие стоят, окутанные голубоватым прозрачным дымом. Оставшиеся в строю несутся к густолистым садам села, оттуда встречают их в упор орудийными выстрелами. Вот герои ворвались в село, сомкнулись за ними сады. Лязг и гул артиллерии утихает. Поднимающееся к зениту солнце пожелтело, поблекло от расплывшегося по небу дыма.

По земле от села снова прошёл глухой гул.

Мы замерли, увидев показавшиеся из садов Ситно уродливые, чудовищные машины ярко-жёлтой тигровой окраски. Они медленно катились в нашу сторону, сверкая языками выстрелов.

— Я таких ещё не видел, — говорит Никитин.

Немцы движутся линией. Всматриваюсь в бинокль в ближайший левофланговый танк, вырвавшийся далеко вперёд. Его контур что-то напоминает мне. Но что?

— «Рейнметалл»! – выкрикнул я, вспомнив фотографии немецкого тяжёлого танка, которую видел в альбоме училища и скороговоркой выпалил: — Тяжёлый, пушка семьдесят пять, прямой выстрел восемьсот, броня сорок…

-Товарищ командир, чего мы стоим и дожидаемся, як вол обуха? – спрашивает, высунувшись из люка, Гадючка.

С досады, не ожидая команды, Никитин резко рванул затвор пушки.

— Бронебойным заряжай! – машинально скомандовал я.

— Есть! – с сердцем ответил Никитин и, дослав снаряд, закрыл затвор.

«Нет, — подумал я, вспомнив, что везу пакет, — тут не воевать, а удирать надо».

— Заводи! – кричу Миките.

Хорошо бы за кустами пробиться за кустами до высоты, чтобы прикрыться за её гребнем. До него всего пятьдесят метров. Смотрю сквозь редкие кусты, как бы лучше проскочить под носом у немцев и не верю своим глазам. От угла леса, откуда ранее выскочили «БТ» сейчас мчится сверкая выстрелами, стройная цепочка «КВ». Ближайший к нам танк идёт на высоту. Его пушка, торчащая из огромной башни, развёрнута в нашу сторону. Стоит нам сдвинуться с места по намеченному маршруту, как «КВ» , увидев наш танк, идущий со стороны противника, несомненно ударит по нему пятидесятикилограммовой чушкой – от нас и мокрого места не останется.

Но фланговый немецкий танк тоже приближается к высоте. Его курс лежит мимо нас. Вот сейчас он заметит в кустах нашу машину – и тогда тоже жди снаряда. Что мы можем поделать с его лобовой бронёй, имея 45-миллиметровую пушку?

Как загипнотизированный смотрю я на зияющее дуло пушки приближающегося «КВ». Сверху, на его башне, полупригнувшись, сидит на корточках маленький головастый танкист.  Опираясь на антенну рукой, он то быстро выпрямляется, смотря куда-то через меня, то пригибается вновь.

Видно, почуяв недоброе, из башни вынырнул Никитин.

— Вот это довбня! — воскликнул он, увидев идущий на нас «КВ».

Гадючка завёл мотор. Пыхнув дымом, он взревел так громко, как, кажется, я ещё никогда не слышал.

— Глуши! – закричал я.

Никитин нырнул вниз, и мотор заглох. Но было уже поздно. Поравнявшийся с нами немецкий танк заметил дым мотора и шевельнул в нашу сторону пушкой.

— Приготовиться! Огонь! – бросил я Никитину и, нырнув в башню, прильнул к прицелу.

В прицеле надвигалась ребристая громада. Её башня поворачиваясь, нащупывала нас своей пушкой. Надеюсь опередить, навожу перекрестие на башню.

— Есть! – одобряю себя и, держа на прицеле башню, нажимаю педаль спуска.

Раздаётся гром выстрела. В поле зрения телескопического прицела вместо башни танка клубится облако дыма.

«Что за наваждение? Куда же девался танк? – думаю я. – Не провалился же он сквозь землю… И почему так туга педаль? Кажется, я не почувствовал спуска. Гляжу под ноги – о ужас! Под педалью спуска гильза снаряда, и моя нога давит педалью на донышко гильзы. До спуска не дожал, значит, я не стрелял, значит… Но почему немец не стреляет?…

Выглядываю из люка. Прямо передо мной, на том месте, где я видел немецкий танк, валяются исковерканные листы брони и дымится чёрное пятно. Позади спокойно разворачивается вправо башня нашего «КВ». Вот, оказывается, кто стрелял! Да, попади он в «БТ», и следа бы не осталось от нас на земле.

Фланговый «КВ» всё ещё не замечает нас. Он занят очередной вражеской машиной. Выстрел, взрыв – и слетает башня немецкого танка, разваливаются борта.

Уцелевшие «рейнметаллы» в панике бегут к селу Ситно.

 

тяжелый танк КВ-1 - 03

танк «Рейнметалл»

 

И таких рассказов о том, как воевали танки «КВ» достаточно много. Я приведу ещё один. 13 июля 1941 года в районе села Митякинского из-за неисправности встал танк «КВ». На помощь экипажу под командованием младшего лейтенанта Коновалова пришёл заместитель командира роты по технической части. Ремонт был практически закончен, когда появилась передовая группа немецких танков из 15 машин. Зампотех и механик продолжили ремонт, а остальные члены экипажа приняли бой. Три немецких танка было подбито и немцы отступили.

Ремонт танка был закончен и в этот момент КВ был снова атакован немецкими танками. Маневрируя на поле боя, наши танкисты подбили ещё 16 танков противника и два бронеавтомобиля. В этот момент наш танк был подбит. Сразу погибли три члена экипажа, пожар ликвидировать не удалось.

Кстати, у этой истории  есть интересное продолжение. Запмотех и младший лейтенант Коновалов сумели выбраться из горящего «КВ», ночью напали на отдыхающих немецких танкистов и захватили танк T-III. На этом танке разгромили на ближайшем шоссе немецкую колонну и сумели прорваться в расположение своей воинской части. Впрочем, это уже история не про «КВ».

А теперь давайте вспомним, как создавался этот легендарный танк и поговорим о его технических характеристиках.

 

История создания танка КВ-1

 

тяжелый танк КВ-1 - 04

 

Сегодня можно совершенно  точно констатировать, что по прошествии большого количества лет с момента создания танка КВ-1, большое количество данных по этому танку оказалось безвозвратно утеряно. Война внесла свои коррективы в разработку этой машины: танк изначально производился в Ленинграде на Кировском заводе, потом производство было эвакуировано в Челябинск. При эвакуации часть архивных документов была изъята и благополучно утрачена. Было создано несколько модификаций танка, которые выпускались малыми сериями. И по этим машинам документация не сохранилась. В общем, это были страшные 1941 и 1942 годы.

Давайте попробуем вспомнить, как всё начиналось.

Конструкторы пытались усилить броню тяжелого танка Т-35. В результате проект был закрыт, как бесперспективный – машина получалась чрезвычайно тяжёлой, двигатель и ходовая часть не выдерживали возросшего веса танка. По результатам этой работы было принято решение разрабатывать новую концепцию тяжелого танка прорыва с противоснарядной бронёй.

В апреле 1938 года задание на проектирование тяжелого танка было передано в СКБ-2, под руководством Жозефа Яковлевича Котина, при ленинградском Кировском заводе, и на СКБ-1 при ленинградском заводе № 185 имени Кирова. Эти бюро разработали два проекта нового тяжелого танка: в СКБ-2 танк СМК (Сергей Миронович Киров) и в СКБ-1 танк Т-100.

Проекты были рассмотрены правительством и по результатам рассмотрения было получено разрешение на постройку опытных образцов – по 2 танка каждого проекта.

9 декабря 1938 года эти опытные образцы были представлены правительству и высшему руководству страны. Машины не понравились. Броня слабая, танки просто огромные (на каждом было по три башни) и тяжёлые. Первоначально было принято решение убрать по одной башне и уменьшить длину корпуса, что позволило бы усилить броню машин. На совещании выступил Ж.Я Котин, который предложил создать однобашенный танк (в те времена никто не делал однобашенных тяжёлых танков), а весь «освободившийся» вес использовать для усиления бронирования этого танка. Военным идея Котина, в целом, не понравилась, но конструктора поддержал товарищ Сталин.

В общем, Кировский завод получил задание готовить к испытаниям два танка: двухбашенный СМК и новый однобашенный танк.

27 февраля 1939 года на заседании Комитета обороны были утверждены разработанные военными тактико-технические требования к однобашенному тяжёлому танку и ЛКЗ получил официальный правительственный заказ на создание прототипа нового тяжёлого однобашенного танка. Танк решили назвать в честь маршала и наркома обороны Климента Ворошилова. Ведущим конструктором нового танка был назначен Н.Л. Духов.

Техническое задание предполагало создание тяжело танка с одной башней, но двумя пушками (76 и 45 мм), тремя пулемётами (1 зенитный 12,7 мм и два танковых  ДТ 7,72 мм), увеличенной толщиной брони.

 

тяжелый танк КВ-1 - 05

 

Уже 1 сентября 1939 года был собран первый опытный однобашенный тяжёлый танк, который получил заводское обозначение У-0. Танк имел массу 40 тонн, был вооружён 76,2 мм пушкой Л-11 и 45-миллиметровой пушкой 20-К. К вечеру танк выкатили из сборочного цеха и он отправился в своё первый поход по территории Кировского завода. И уже этот первый пробег выявил проблемы с трансмиссией.

Обнаруженные дефекты были устранены и 5 сентября 1939 года танк привезли в Москву, где машина была показана военным и членам правительства. После интенсивных испытаний КВ вернули на завод и приступили к полигонно-заводским испытаниям. Снова «вылезли» проблемы с неустойчивой работой двигателя, были выявлены дефекты планетарных бортовых передач, дефекты коробки передач и т.д.

Вскоре из Москвы пришёл приказ снять танки с полигонных испытаний и отправить танки для дальнейшего проведения испытаний на фронт, на Советско-Финскую войну. К моменту проведения фронтовых испытаний с танка КВ-1 была демонтирована 45-мм пушка, которая только мешала экипажу вести эффективный огонь из танка, и был снят 12,7-мм зенитный пулемёт.

По станции Чёрная Речка все танки довезли железной дорогой, а в расположение 20-й бригады тяжёлых танков, в составе которой новые машины должны были воевать, машины пошли своим ходом.

18 декабря 1939 года в районе озера Суммаярви танки вступили в бой. Есть достаточно много официальных документов и воспоминаний очевидцев того первого боя КВ-1 и я бы не хотел повторяться: было выявлено достаточно много технических недостатков и проблем, которые конструкторы должны были решить в рамках уже полигонных испытаний. Но, танк получил 43 попадания бронебойных снарядов и остался на ходу!

И уже 19 декабря 1939 года, обсудив результаты испытания танков в боевых условиях, Комитет Обороны при Совете Народных Комиссаров, рекомендует принять танк «КВ-1» на вооружение и тут же на ЛКЗ получают распоряжение о начале серийного производства нового тяжёлого танка и выпустить в наступающем 1940 году первые 50 машин установочной партии.

С началом серийного производства КБ не прекращало работать над выявленными недостатками – усовершенствовали силовую установку и трансмиссию, пытались решить проблему плохого обзора и т.д. Нужно понимать, что не было ещё у наших конструкторов и инженеров опыта создания тяжёлых однобашенных танков. Впрочем, такого опыта не было и у наших потенциальных противников. Весь мир строил многобашенные тяжёлые танки с противопульной бронёй.

Уже в конце мая 1940 года администрация Ленинградского Кировского завода получило распоряжение правительства о существенном увеличении объёмов производства танка КВ-1 и танка КВ-2. Нужно было изготовить 130 штук КВ-1 и 100 штук КВ-2. Работать над устранением недостатков и создавать серийные машины.  В этот период для КВ-1 была разработана и запущена в производство новая «граненая башня», которая была существенно проще в производстве по сравнению с «круглой башней» — не требовалось мощное прессовое оборудование и огромное количество штампов. Конструкторы отказались от надгусеничных полок с ящиками.

Пришлось отказаться от пушки Л-11, которая не показала требуемой мощности и из-за своей конструкции не обеспечивала требуемой кучности и меткости стрельбы. Убрали амбразуру в лобовом листе корпуса, рядом с люком механика-водителя, для стрельбы из личного оружия – вместо этой амбразуры появился пулемёт ДТ в шарнирной установке. Появилась шарнирная установка для пулемета ДТ и в корме башни.

Но у заводского коллектива просто не хватало времени для устранения недостатков с трансмиссией и ходовой частью. Недостатки были, в основном, мелкие и их было достаточно много, что всегда бывает при запуске новой машины.

Уже в конце 1940 года ГКО принял решение произвести в 1941 году 1 000 танков КВ со всеми их выявленными недостатками – не было другой такой машины, а война уже буквально стояла на пороге. По этой причине увеличивались объёмы производства танка и это производство предполагалось развернуть не только на ЛКЗ, но и на других советских заводах.

До июня 1941 года Кировский завод успел поставить в войска 370 штук КВ-1 и 134 штуки КВ-2.

 

Производство танка КВ-1 во время войны

 

тяжелый танк КВ-1 - 06

 

После начала Великой Отечественной войны, с 1 июля, было прекращено производство танка КВ-2 с целью увеличения объёмов выпуска КВ – 1. Была упрощена конструкция башни и разработаны новые усиленные опорные катки.

В ходе боевых действий был выявлен основной враг танка – немецкие зенитные орудия 88 mm Flak 36, которые германское командование начало применять для борьбы с КВ-1. Для эффективного противостояния новому врагу на заводах начали наваривать на корпус и башню дополнительные 20-35 — мм броневые листы. Впрочем, экранировку делали не все заводы.

Производство из Ленинграда было эвакуировано в Челябинск. В Челябинске, для сокращения трудозатрат на производство одного танка, в технологический процесс было внесено огромное количество усовершенствований – почти 2 000 за вторую половину 1941 года.

А в Ленинграде, на ЛКЗ, продолжили производство по старой документации – город уже был в блокаде и не было возможности внести изменения в производственный процесс.

В связи с захватом немцами Харькова и эвакуацией Харьковского завода двигателей № 75, возник дефицит двигателей В-2 и на некоторые танки КВ-1 установили двигатели М-17, которые ранее устанавливались на тяжёлые танки Т-35. Новые двигатели потребовали дополнительных топливных баков (расход топлива М-17 составлял от 4,7 до 9,5 на 1 км. Пробега, что в два раза выше показателей двигателя В-2), которые устанавливались на надгусеничных полках. Впрочем, вскоре проблема была решена и КВ снова получили двигатели В-2.

В декабре 1941 года была разработана новая литая башня с увеличенной толщиной брони до 110-120-мм. С января 1942 года танк с новой башней пошёл в серийное производство. Произошли изменения и в конструкции корпуса.

А в августе 1942 года было принято решение прекратить производство КВ-1 и начать производство танка КВ-1С (ведущий конструктов КВ-1С – Н.Ф. Шамшурин). А КВ-1С – это уже совсем другая история.

Что же касается танка КВ-1, то он оказался не только настоящим эффективным тяжёлым танком с противоснарядной броней. Без этой машины не было бы у нас не только КВ-1С, но и «Арматы». Рождалась советская конструкторская танковая школа, которая позволила от серии КВ перейти к танкам серии ИС, на базе КВ были разработаны легендарные СУ-152 и, соответственно, ИСУ-152, потом были Т-4 и Т-10, появились основные танки Советской Армии.

А потом, сколько солдатских жизней спасли эти машины! Без них бы дорога к Берлину была длиннее и трагичнее.

 

тяжелый танк КВ-1 - 07

тяжелый танк КВ-1 - 08

тяжелый танк КВ-1 - 09

тяжелый танк КВ-1 - 10

 

Основные ТТХ танка КВ-1 образца 1940 года

 

тяжелый танк КВ-1 - 11

тяжелый танк КВ-1 - 12

тяжелый танк КВ-1 - 13

тяжелый танк КВ-1 - 14

тяжелый танк КВ-1 - 15

Обсуждение: 2 комментария
  1. Sirina:

    Информация- ТОП! А если бы Сталин отказался от «помощи» союзников, то они помогли бы Гитлеру?

    Ответить
    1. admin:

      А они помогали. И очень хорошо помогали. Есть, например, огромное количество документов о инвестициях и поставках нацисткой Германии. «Союзники» откровенно работали на победителя. Спасибо Вам за комментарий!

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *